Итоги южнокавказского турне Меркель: с оглядкой на Москву и с учетом собственных проблем

Это правда, что южнокавказское турне канцлера Германии Ангелы Меркель трудно назвать историческим событием. Тем не менее, если рассматривать визит не в узких рамках Южного Кавказа, а шире, включая сюда в первую очередь интересы России, то ситуация начинает видеться в несколько ином свете.

Проблемы безопасности Европы и российско-европейские отношения

Региональный визит германского канцлера на Южный Кавказ проходил на фоне объявления новых американских санкций, причем не только против России, но также Турции и Ирана, которые непосредственно окружают Южный Кавказ. Таким образом, подобные действия американцев в регионе, который и без того трудно назвать спокойным, могут привести к возникновению новой взрывоопасной ситуации.

Причем, речь идет о довольно — таки серьезных санкциях, особенно против России, которые могут нанести существенный урон стране, и без того находящейся в трудной экономической ситуации. В определенном смысле подтверждением сказанного является то обстоятельство, что еще до начала санкций рубль вновь стал стремительно падать. Но более весомым аргументом стал тот факт, что Россия отказалась от поставок в собственную армию вооружений пятого поколения, включая и знаменитый танк «Армата». Как утверждают военные эксперты, на такой шаг российское руководство пошло из-за неподъёмности расходов для страны, хотя в нынешней политике Москвы игра мускулами занимает далеко не последнее место.

То, что экономический кризис может легко перерасти в политический, причем в наиболее жестком его варианте, особенно объяснять живущим на постсоветском пространстве людям, не приходится. На Южном Кавказе подобные кризисы, как показывает исторический опыт (в том числе и последний – тридцатилетней давности), протекают в наиболее кровавой форме, с сопутствующими потоками беженцев.

В Европе, конечно, хорошо помнят сопровождаемый всплеском криминогенной обстановки миграционный поток с территории бывшего СССР в 90-х прошлого столетия. А последний миграционный кризис из-за войны в Сирии, из которого Европа только-только начинает выходить, безусловно, освежил подзабытые воспоминания.
Таким образом, Европе, и, в первую очередь, ее локомотиву – Германии, необходимо не только оценить возможные миграционные и иные вызовы при плохом сценарии антироссийской санкционной войны, но также по возможности если и не предотвратить, то хотя бы смягчить вероятные последствия подобного развития событий.

Скорее всего, именно поэтому южнокавказское турне Ангелы Меркель было предварено встречей с российским президентом Владимиром Путиным в Берлине, на которой лидеры двух стран среди прочих вопросов, безусловно, говорили также о предстоящем визите германского канцлера на Южный Кавказ.

Очевидно, что несмотря на существующие принципиальные разногласия по вопросу Крыма, Украины, Сирии, в отличие от американских партнеров, Европа сегодня исходя из интересов собственной безопасности, выступает сторонником более мягких отношений с Россией. И действия европейцев, в том числе также в зоне непосредственных интересов Кремля, каковым является тот же Южный Кавказ, объективно склоняются в пользу Москвы.

Подтверждением сказанному может служить очередной отказ грузинам во вступлении в НАТО и ЕС, хотя в Тбилиси не перестают повторять, что выполнили все «домашние задания» и не просто жаждут, но и считают себя готовыми стать членами названных союзов.

О визите в Ереван

Армения, несмотря на перемены, в Берлине рассматривается как главный союзник России на Южном Кавказе. При этом в ходе своего визита в Ереван со стороны Меркель была подчеркнута важность политики маневрирования армянского правительства между переходом к демократии (читай – европейского пути развития) и зависимостью от России. 

По словам канцлера Германии, «Армения могла бы стать примером того, как можно сохранить хорошие отношения одновременно и с Евросоюзом, и с РФ», а также «не делать резких поворотов во внешней политике», и «развивать отношения как с Россией в рамках ЕАЭС и ОДКБ, так и отношения с ЕС и с Германией».

Таким образом, в отличие от Грузии, действия армянских властей, по мнению германского канцлера, наиболее адекватны неконфротационной политике, которую Европа сегодня пытается вести с Россией и ее союзниками.

Кстати, подобное поведение армянских властей, как и начатые в стране демократические преобразования, оставили столь положительное впечатление на Меркель, что, вернувшись домой, на первом же заседании правительства, она, согласно нашим источникам, отчитываясь о поездке на Южный Кавказ, подняла вопрос безвизового режима между Арменией и ЕС. Причем, выразила надежду, что вопрос этот может быть разрешен уже до наступления 2019 года.

Примечательно, что до последнего времени лишь выражалась надежда на начало переговоров по данному вопросу. Так, еще в июне этого года, уже после «бархатной революции», председатель Комитета Европарламента по иностранным делам Дейвид Макалистер заявил в Ереване, что Европейский союз готов начать диалог с Арменией o безвизовом режиме, при этом подчеркнув, что не может назвать каких-либо конкретных сроков.

О визите в Баку

Иной была ситуация в Баку. Если Грузию, условно говоря, можно считать главным союзником ЕС на Южном Кавказе, а Армению — России, то положение Азербайджана двойственно, если не сказать, неопределенно. Тем не менее, не стоит забывать, что как бы ни представлялись тесными отношения между Москвой и Баку, объективно главным союзником последнего в регионе, безусловно, является Анкара.

И нынешняя игра тандема Анкара-Баку в «членство в ОДКБ» и во «вступление» в Евразийский союз, затеянная, в том числе проплаченными Анкарой и Баку российскими политиками и экспертами, будем надеяться, вряд ли сможет обмануть Кремль в очередной раз.

Определенная игра в «поддавки» со стороны Москвы в данном вопросе в большинстве своем обусловлена превентивными мерами — «страшилками» для резво, по московским меркам, взявшей демократический путь развития Армении.

Но вернемся к визиту Меркель в Баку. В контексте описанных выше проблем, германскому канцлеру, по всей видимости, было нечего сказать Алиеву, разве что, кроме поучительных бесед о преимуществах демократии, в частности, о соблюдении прав человека.

Что касается, т.н. «стратегического союза», более серьезных экономических отношений между Азербайджаном и Германией, в частности, в вопросе альтернативных поставок азербайджанского газа или нефти в Европу, о чем очень хотелось услышать из уст Ангелы Меркель азербайджанскому президенту Ильхаму Алиеву, то здесь разговоры касались всего лишь возможного будущего.

Для того, чтобы окончательно стала ясна степень «альтернативности» азербайджанского газа российскому, приведем лишь пару цифр. Напомним, что несколько лет назад германский энергетический концерн EON подписал с Баку соглашение о поставках природного газа, по которому с 2020-го по 2044-й годы планируется импортировать 1 млрд. 450 млн. куб. м газа в год, в то время как тот же Газпром уже сегодня ежегодно поставляет в Германию около 40 млрд. кубометров, что составляет 60% от общего потребления газа страной. Со вступлением в действие «Северного потока – 2», эта цифра конечно, увеличится. Как говорится в таких случаях: no comment.

Таким образом, становится очевидным, что экономическая, а тем более политическая, цена заявлений об альтернативности «возможно-будущего» азербайджанского газа, близка к нулю. Кстати о том, что российский газ для Европы более выгоден, чем азербайджанский, Меркель заявила еще в Тбилиси — буквально за два дня до приезда в Баку.

Возвращаясь к российско-германским отношениям, можно констатировать тот факт, что для Германии первичным является вопрос ввода в эксплуатацию «Северного потока – 2», а это без более или менее стабильной экономической и политической ситуации в России, безусловно, трудно представить. Поэтому, несмотря на все серьезные противоречия с Москвой, Меркель не на шутку борется с Вашингтоном за более мягкие отношения с Россией, а ее поездка на Южный Кавказ более гармонично смотрится именно с подобных позиций.